Самый крутой директор

Все в детстве мечтают о дальних походах и приключениях. Я рано начала читать, увлекалась книгами о море, странствиях и фантастикой. Школу я любила. Из всех предметов мне больше всех нравились геометрия, география, физика, биология, изобразительное искусство и черчение. Мечтала после школы уехать далеко-далеко, чтобы посмотреть иные края. Так и вышло. За 7000 километров приехала после окончания Смоленского пединститута на Байкал. Так и прижилась. Здесь встретила мужа, здесь родились наши дети. И всё мне нравится: люди и природа, горы, озеро-море. 

Ник-Лавр-самый-крутой-директорА школе № 49, когда я пришла работать, было три года. Здание новое, но неуютное. Потому что не было в нем настоящего хозяина. В школе нельзя было найти веника, тряпки, чтобы дети могли убраться в своём классе. Мебель была старинная, досталась по наследству из других школ. А когда стали один за другим меняться директора и завхозы, стало совсем худо.

И вот отдел учебных заведений прислал нам Николая Лаврентьевича Андрейченко. Его всегда направляли туда, где вот-вот всё развалится. И он взялся круто. Для кого-то слово «крутой» означает жесткий, грубый, не терпящий возражений. А для меня, как и современных детей, «крутой» – это значит классный, замечательный!

Но вернемся к крутости нрава Николая Лаврентьевича. Сначала он хотел привезти тех, кто с ним работал на предыдущем месте, полагая, что дело в учителях. Но, как оказалось, у нас и свои кадры неплохие. И он начал с того, что организовал рабочие места для учителей. Ещё нигде не говорили о кабинетной системе, а он понимал, что это будет хорошо и педагогам, и детям. До этого на урок я бежала с кучей альбомов, с наглядными пособиями, которые и хранить-то было негде. А уж про краски и говорить нечего: ни воды рядом, ни посуды. Да и таскать это всё из класса в класс каждый урок – не захочешь. А тут у меня свой кабинет, который я сама покрасила и оборудовала. Денег на это директор не жалел. Ну, тяжко пришлось учителям самим участвовать в ремонте. Первый день отпуска мы отмечали «торжественно»: красили полы и закрывали школу. И никто не возмущался, я не помню, чтобы кто-нибудь потребовал оплатить этот день. Всех радовало, что ремонт мы заканчивали раньше всех. Николай Лаврентьевич сам работал в полную силу и уважал тех, кто честно и добросовестно служит школе и детям. А как иначе? Он никого не держал, но кадры собирал. Мечтал он о школе полного дня, чтобы ребята чувствовали ее своим домом.

Работать с новым директором стало не столько легче, сколько интереснее. Хотя… и легче тоже. Вот простой пример. Раньше педсоветы у нас шли по 3-4 часа. Из-за плохой организации, неподготовленности. Кто-то опаздывал, кто-то не являлся. Всем от этого было плохо. Николай Лаврентьевич ввёл такой порядок: если даже его задержали дела по школе или в районе, педсовет начинает завуч минута в минуту. И мы привыкли. Это был порядок. Дисциплина в школе начинается с директора и учителей. Тогда и с учащихся можно что-то требовать.

Каждое утро директор встречал детей. Всех знал в лицо, всё видел и замечал. Кого-то пожурит, кого-то погладит, похвалит. Дети его любили. Был он строг, но и внимателен к нуждам учеников и учителей. Например, заметил, что нет у детей из интерната циркулей, линеек на уроке черчения – закупили инструменты на каждое рабочее место. Плохо было с учебниками. Ещё ни одна школа не снабжала детей, а у нас выдавали учебники всем, не только детям «с линии». В интернате, где проживали «линейные» дети, директор бывал каждый день, во всё вникал, всё успевал. Остался в памяти такой случай. Пришёл Николай Лаврентьевич в интернат во время обеда, смотрит: мальчик не ест мяса. А мясо всегда было, кормили хорошо. «Ты чего ж, Коля, не ешь мясо?» – спрашивает. А тот говорит: «А его жевать надо».

В интернате и в школе было тепло, своя котельная. Это ещё одна головная боль для директора. И там был порядок. Требовательным был директор, и всё работало. Может, кому-то и не нравилось это: тех не держали. А вообще Андрейченко берёг коллектив. И не только тем, что оборудовал кабинеты для работы: шкафы, новые доски… Ещё нигде в школах района не было компьютеров, а у нас уже были! Школа была базовой для Методического кабинета Отдела учебных заведений Восточно-Сибирской железной дороги. К нам приезжали за опытом, учиться руководители школ и учителя со всей дороги. Помню, у меня на уроках сидели по 20 человек. И мы к этому привыкли. Мы работали на доверии, нас не проверяли. Наших учителей назначали проверять другие школы. Сама я не раз была в школах в Иркутске, в Ачинске. Проверяла и сама училась. Николай Лаврентьевич всегда приветствовал желание учителей учиться. И я много раз была на семинарах и курсах в Иркутске и Москве, Йошкар-Оле. И в Геленджике у Бориса Михайловича Неменского была, участвовала в апробации его программы, а затем работала по этой программе, передавая опыт учителям района.

В конце учебного года мы сами отчитывались в том, что нового сделано в классе, в кабинете, делились опытом, пособиями. Гордились своими успехами, и нами гордился директор. Моя трудовая книжка в тот период пополнилась благодарностями, тогда мне было присвоено звание «Учитель-методист», а позже «Отличник просвещения». Аттестация была строгой и справедливой. Люди старались, понимали, что их успех – это успех школы. Ведь не только детям требуется похвала и поддержка, а и учителям тоже.

В 1980 году в классах стало мало ребят. Это было поколение детей войны. Стало мало часов, не хватало нагрузки, поэтому учителя шли на совместительство в другие школы. Но там не было такого порядка, как у нас. Трудно приходилось тем, кто пытался на новом месте требовать дисциплину. На них смотрели как на ненормальных. Возвращались. Николай Лаврентьевич брал и приговаривал: «Ну, что, покушали?»

Школа похорошела. Чисто, красиво, ухожено! И цветы, и шторы, и рисунчатые дорожки на полу – это всё при нём! Директор знал каждый класс, каждый стол, каждую трещину в стекле. Мы любили свою школу, как любил её Николай Лаврентьевич. Ничего он не нажил для себя. Всё для школы.

И умер на бегу в школу. Завидная смерть…

Тамара Викторовна КАЗАНЦЕВА,
учитель с 45-летним стажем, ветеран труда.

Метки:, , ,

Комментарии закрыты.