Страницы памяти

Недавно я вновь перечитала книгу «Говорят погибшие герои», которая когда-то произвела на меня сильное впечатление. В ней опубликованы последние слова тех, кто заплатил своей жизнью за свободу Родины в борьбе с фашизмом. Их предсмертные письма, воспоминания о погибших прислали родные и товарищи, разыскали историки-исследователи.

AdjimushkaiПеред глазами проходят письма, дневники, обращения, записки. Одни написаны теми, кто попал в фашистские застенки, другие – солдатами в минуты отдыха между боями, третьи – партизанами во вражеском тылу. У каждого своя трагическая история. Вот лишь некоторые из них.
На западной границе возле украинского села Парипсы пали смертью храбрых 136 пограничников. Полтора часа они сдерживали натиск 16 немецких танков. Один из героев, младший лейтенант Синокоп, написал на клочке бумаги: «Погибну за Родину, но живым врагу не сдамся». Вот такая краткая запись защитников Брестской крепости: «Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22.VI. 1941 – 3.15 ч. Умрем, но не уйдем!» И далее: «Умрем, но из крепости не уйдем», «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20.VII.41 г.».
Записи были сделаны на стенах, сводах, в помещениях Брестской крепости. Фотоснимки этих и многих других надписей хранятся в музеях Советской Армии.
Надписи советских воинов на стенах и в дневниках, найденных в Аджимушкайских каменоломнях. Май – июль 1942 года: «Смерть, но не плен!», «Да здравствует Красная Армия!», «Выстоим, товарищи!», «Лучше смерть, чем плен», «22-V-42. Ровно один год войны… Немецкие фашисты напали на нашу Родину. Проклятье фашистам! Прощайте!»
В 1942 г. немцы захватили Керченский полуостров, прорвались к проливу и окружили части Советской Армии. Наши бойцы, не желая сдаваться, отошли в каменоломни у поселка Аджимушкай и заняли там круговую оборону. В тех же каменоломнях находилось несколько тысяч местных жителей, в основном женщин, стариков и детей, спасавшихся от бомбежек и вражеских обстрелов. Всего здесь собралось более 20000 человек.
Немецкое командование приказало взять в плен всех, кто укрылся в подземелье, а в случае сопротивления – безжалостно уничтожать. Против осажденных бросили пехоту, танки, самоходные орудия и минометы, 88-й саперный батальон и специальную команду войск СС. Окруженные советские солдаты четко организовали оборону: был создан полк обороны Аджимушкая с четырьмя батальонами и специальными командами разведчиков, радистов, истребителей танков, интендантской частью, госпиталем, группой по добыче воды и «слухачей», наблюдавших за взрывными работами на поверхности.
Первое время немцы не могли даже близко подойти к входам в каменоломни, так как их встречал дружный огонь отрядов прикрытия. День и ночь гремели выстрелы, разрывы гранат и мин, ухали мощные разрывы авиабомб, которыми немцы старались вскрыть центральные подземные траншеи. Но в катакомбах не сдавались.
К 20 мая 1942 года в Керчь из Берлина самолетами доставили секретное оружие – новый сверхъядовитый газ, изобретенный фашистскими учеными-людоедами. Засыпав все выходы из каменоломен, саперы 88-го батальона подвели к щелям в траншеи трубы от баллонов со сжатым газом и стали травить людей. Травили в течение нескольких дней, погибло не менее 10 тысяч человек, часть людей в бессознательном состоянии попала в руки гитлеровцев. Но оставшиеся в живых не сдавались. Эту трагедию описал в своем дневнике младший лейтенант Александр Трофименко, один из героев Аджимушкая.
В ноябре 1943 года части Отдельной приморской армии освободили поселок. То, что увидели воины в каменоломнях, трудно поддается описанию: у входов и отдушин тысячи погибших в ужасных мучениях, задохнувшихся от газов. Уцелело совсем немного. Позже найдено много записей на стенах, в красноармейских книжках, медальонах, дневниковых записях, которые вели защитники Аджимушкая. Эти воспоминания бесценны.

Людмила АБРАМОВА

Метки:

Комментарии закрыты.