Первый огородник — телеграфист Иванов

О-о-о, как давно это было! За всю свою жизнь я отправил всего лишь две телеграммы, в них я поздравлял маму с днем рождения и Днем 8-го Марта. Ещё помню полученную – печальную: «Умер дядя… приезжайте хоронить…» Сейчас не только отправить, но и объяснить детям, как это было – неимоверно трудно. То, что было совершенно обыденно 50 лет назад, в позапрошлом веке имело ранг государственной важности.
В 1856 году весь ход Парижского конгресса по результатам Крымской войны был под контролем российского императора. Александр Николаевич получал шифрованные телеграммы от своего представителя и из Петербурга оперативно решал дипломатические вопросы. В результате переговоров Крым вернулся России. Прошу обратить внимание: впервые бескровно в своей истории.
Генерал-губернатор Восточной Сибири граф Н.Н. Муравьев (пока ещё не Амурский) в то же самое время писал министру иностранных дел А.М. Горчакову: «Наше сообщение со столицей в первобытном положении. Высшее правительство должно принять безотлагательные меры к устранению медленности сношений столицы со здешними отдаленными странами (Китай, Япония – авт.). Я убежден, телеграф от Петербурга до устья Амура сделался такой необходимостью, что нельзя жалеть на это пять миллионов, которые он может стоить» (Музей связи времен. Иркутск: издатель Сапронов, 2005).
SnejnayaЕсли учесть, что на строительство Кругобайкальского тракта с 1860-го по 1868-й годы потрачено около 250-ти тысяч рублей, а пять миллионов – на возможность «поболтать» с посольством в Пекине, то складывается впечатление, что почтовый тракт – это всего лишь придаток к идущим параллельно столбам со стальными проводами! Отсюда и высокий общественный статус работника телеграфа – самого телеграфиста, носившего на своём мундире посеребрённые пуговицы, а по должности владевшего несколькими иностранными языками в совершенстве и вообще являвшего собой элиту русской интеллигенции! И, как оказалось, не только…
В «Записке о заселении устья реки Снежной» 9 декабря 1868 года заведующий строительной и дорожной частями Иван Иванович Шац докладывал губернатору: «Вновь устроенная Кругобайкальская дорога в настоящее время представляет весьма удобное сообщение между Иркутском и Забайкальским краем, особенно осенью, когда ходящие по Байкалу пароходы прекращают правильные свои рейсы, и весною до начала навигации.
Хотя же проезд по этой дороге в летнее время совершается еще довольно редко, так как дорога еще не вполне упрочилась и не на всех станциях имеются удобные почтовые экипажи, заменяемые пока обыкновенными двух- и четырехколесными крестьянскими телегами, но не подлежит сомнению, что движение по Кругобайкальской дороге с каждым годом все более и более будет увеличиваться, и затем остается только желать, чтобы местность, по которой пролегает эта дорога, была оживлена народонаселением.
Места, удобные для заселения, представляются при устьях рек Безымянной, Утулика, Муриной, Снежной, Переемной, Мишихе, Ивановке и Мысовой и по всему прибрежью от пр. Минтуриха до р. Култушной, впадающей в озеро Сор, составляющее залив Байкала, на протяжении 19 верст.
Опыты засевания ячменя, овса и яровой ржи на устьях рек Утулика и Муриной давно уже были произведены, и довольно удачно. Ныне же произведены опыты посадки огородных овощей на некоторых станциях, и с полным успехом. Между прочим, проживающий на Снежинской Телеграфной Станции Ревизор Иванов в минувшем лете, руководимый лишь мыслью об общей пользе, с особенною любовью занимался разведением всевозможных овощей и засеванием зерновых колосовых растений. С этою целью господин Иванов собственными средствами и не жалея собственных трудов разработал около станции небольшое пространство земли в полтораста сажень длиною и несколько десятков сажень шириною – грунт этой местности составляет песчано-глинистая земля.
78Опыт господина Иванова увенчался полным успехом, и капуста различных пород, горох, свекла, картофель обыкновенный и красный, морковь, репа, брюква и редька, конопляное семя, льняное семя и колосья ржи и пшеницы, доставленные господином Ивановым на бывшую в Иркутске опытную выставку, обратили на себя особенное внимание и показали, что долина р. Снежной, около устья ея, в настоящее время совершенно пустынная, способна к заселению. Местность эта расположена на левом берегу р. Снежной, представляет пространство в 150 десятин, из которых 14 десятин уже вырублены и составляют просеку около дороги – грунт песчано-глинистый, удобный даже без унаваживания для засева.
Принимая все это во внимание, должно прийти к тому неизбежному заключению, что пустынные ныне прибрежья Байкала, по которым прилегает вновь устроенная дорога, требуют оживления их народонаселением, и для того на первый раз достаточно будет поселить до пяти семейств на устье р. Снежной, дав им некоторые льготы с наделом землею, сколько следует на каждую душу и с отводом сенокосных и рыболовных мест по рекам Мишухой и Паньковой» (ГАИО, ф. 31, оп. 3, д. 645).
Возделанная своими руками земля приковывает к себе хозяина крепче стальных цепей. И в том, что садовод Иванов не бросил свой участок, никуда не переехал, можно быть уверенным в полной мере. А о расцвете его дела свидетельствует примечательный факт, отмеченный спустя десятилетия.
В сделанном не ранее 1902-го года «Описании по чертежам и документам строительства Кругобайкальской железной дороги» на станции Выдрино обнаружен «один из домов, самый большой по площади, имевший на своём дворе конюшню, каретник и даже оранжерею, чего больше не было нигде на всей КБЖД (оранжерея была только в Маритуе)».
34 года, разделяющие вышеупомянутые события, органично вписываются в счастливую жизнь увлеченного человека.
Революция в земледелии случилась столетие спустя, хотя садовую землянику завезли на побережье Байкала ещё в XIX веке. С начала 60-х годов прошлого века в Утулике выращивалась «Виктория» – сорт с небольшими плодами. В начале 70-х появилась крупная по размерам кустовая ягода «Фестивальная». Первенство её возделывания из рассады, привезенной сотрудниками «Ленинградпроекта», приписывают Ю.Н. Рыбину. Заслуги Юрия Николаевича требуют особого повествования, а о телеграфисте Иванове – предшественнике всех местных «мичуринцев», вряд ли мы что-нибудь ещё узнаем.

Сергей БУТАКОВ

На фото: 1) форменная пуговица связиста Российской Империи; 2) открытка издания 1904-го года перепечатана из каталога Андрея Капранова: на ней, если приглядеться, видны оригинальные треногие телеграфные столбы. К тому времени железная дорога уже проложена, но фотографировать её, тем более распространять в виде открыток, было запрещено цензурой.

Комментарии закрыты.