Оперяйся, моя кооперация

Мир, действительно, развивается по спирали, и в средствах массовой информации района прозвучал призыв о создании у нас общества потребительской кооперации. Но это уже всё было и даже есть: в начале июля цивилизованный мир отметил Международный день кооперации – вселенский праздник, незаслуженно забытый в демократическое время. А ведь до недавней поры потребкооперация нашей страны, очень мощная разветвлённая сеть заготовительных и торговых организаций, входила на правах коллегиального члена в Международный кооперативный альянс – крупнейшую организацию планеты. В этом составе числились и три предприятия района: байкальский зверопромхоз, быстринская звероферма и слюдянское райпо – праматерь всех кооператоров Южного Прибайкалья. В этом году слюдянской потребкооперации исполнилось бы 100 лет, ведь основана она в старинном посёлке Култуке ещё до Октябрьской революции 1917 года.

НАЧАЛО НАЧАЛ

Mehanizator

Известный механизатор зверофермы, култучанин Михаил Сафаров

Ровно 40 лет назад, вот также в начале лета, беседовали мы вечерней порой с култучанином Дмитрием Захаровичем Гавриловым. Историческая наука – это удивительно подвижная вещь на ленте времени, а потому древние, казалось бы, события приближаются вдруг и можно их потрогать на ощупь. Автор этих строк, ваш современник, разговаривал с односельчанином, родившимся во времена А.П. Чехова и Л.Н. Толстого, а последний, будучи десятилетним мальчиком, услышал о смерти А.С. Пушкина. Стало быть, случились эти события совсем недавно как по историческим, так и просто по человеческим меркам. «В то время, а это начало 1916 года, – рассказывал мне Дмитрий Захарович, – Култук насчитывал всего 160 дворов, и на это количество жителей приходилось 10 купеческих лавок. Надо ли говорить, что торговцы-лавочники конкурировали друг с другом и всячески старались обмануть крестьян. Тогда-то култучане и приняли решение о создании кооперативного общества.
Активность моих односельчан, – продолжал Д.З. Гаврилов, – оказалась очень высокой: на первом же учредительном собрании, состоявшемся 1‑го февраля 1916 года, в кооператив вступило 150 человек. Култучан привлекало то, что паевой взнос можно было вносить в рассрочку, а цены на некоторые товары устанавливались ниже, чем у купцов. К тому же кооперативная лавка, которой я и заведовал, работала круглые сутки, дабы покупатели не обращались к частным продавцам. Но не всё гладко шло в становлении нашей кооперации, и в 1920 году белогвардейцы сожгли помещения, принадлежавшие култукскому кооперативу. С окончательным установлением советской власти потребобщество отстроилось вновь, снабжая товарами уже не только Култук, но и близлежащие сёла. А в 1923 году мы впервые отметили Международный день кооперации, приходящийся на первую субботу июля».

ВРОДЕ МАВРОДИ

Nellii_motorina

Заместитель председателя правления Слюдянского райпо Н. Л. Моторина

Давно ли состоялся наш разговор с первым кооператором района Дмитрием Захаровичем Гавриловым! Кажется, будто вчера. А сегодня уж нет ни первых, ни последних работающих пайщиков райпо, да и самой такой организации не существует на свете. Хотя имущество её живо, его тоже можно потрогать руками и даже взять какой-то кусочек на память, не конфликтуя с законом. Ведь всё это создано на средства култучан, их трудом, как и прочее совокупное богатство человеческого сообщества. В пору демократической революции 1991-1993 годов, когда под грохот танковых пушек посыпалось всё народное хозяйство, предприимчивые люди, изменив форму собственности потребительского общества, прибрали его имущество к рукам. Култучане остались с пустыми паевыми книжками, не имеющими даже ваучерной стоимости, нечто вроде билетов Мавроди.
Вот Дмитрий Захарович вспоминал, что купцы всячески обманывали крестьян, а занимались ли тем же руководители советской потребкооперации? Конечно, не без греха, но даже в фантазиях социалистов‑утопистов невозможно представить возведение в Култуке многоэтажного замка председателем правления Слюдянского райпо. Ныне такое не в редкость и считается уже собственностью купца, хотя в фундамент его лавки заложены средства пайщиков‑односельчан. Однако худа без добра не бывает, и, пожертвовав кооперативным имуществом, култучане обрели в реальности многолетнюю мечту коммунизма об изобилии продовольственных и промышленных товаров. Единственно, что смущает, так это пренебрежение здоровьем нравственным и физическим своих земляков‑покупателей со стороны частных предпринимателей, в подавляющем своём большинстве, увы, «новых русских».

ДОЧКИ-МАТЕРИ

I_tak_bivalo

И так бывало на путях-дорогах зверопромхоза

Потребкооперация Южного Прибайкалья не ограничивалась одной торговлей, а вела заготовку сырья, содержала подсобные промыслы. Из них-то и отпочковалась очередная кооперативная организация в старинном посёлке – это когда заготконтора райпо преобразовалась в 1958 году в зверопромысловое хозяйство. Байкальский коопзверопромхоз, а именно так называлось новое предприятие, быстро достиг высот мощного, технологичного производства. Он ловил рыбу, содержал штатных охотников, заготавливал орехи, ягоды, грибы, лекарственно-техническое сырьё, располагая приличным машинно-тракторным парком и табуном лошадей под сотню голов. Но главное – тайга, находясь под присмотром култукских кооператоров, сберегалась в своём первозданном природном виде. Браконьерство, как охотничье, так и орехо-ягодно-промысловое, беспощадно пресекалось, а добыча велась строго по лицензиям и только в разрешённые сроки.
Из коопзверопромхоза, в свою очередь, выделилось Быстринское зверохозяйство, реализовавшее на практике лозунг, опять же коммунизма: работай по способности – получай по потребности. Тяжелейший труд уходчиков за песцовым поголовьем (20 тысяч!) не требовал большой науки, но терпения и ответственности, которые окупались сторицей. Приличные зарплаты, возможность щегольнуть меховым нарядом, доступ к дефицитным товарам – делали работу звероводов очень престижной. Да и вся инфраструктура, как модно сейчас говорить, создана в деревне Быстрой во времена советского кооперативного хозяйства. Для примера: поехав в Москву в середине 80‑х годов в джинсах «Монтана» (настоящих!), в кроссовках, только входивших в моду, и кожаной куртке, я был атакован стандартным советским вопросом: «Где достал?!» Ну, не мог же я никак объяснить европейцам, что всё это из далёкой сибирской деревеньки Быстрая, полученное звероводами по бартеру в обмен на пушнину.

ПОТЕРЯ ЧЛЕНОВ

Международный кооперативный альянс насчитывал к началу 21‑го века около полумиллиона ассоциированных членов общества из многих стран мира. Слово «около» употреблено не случайно, ведь к тому времени выпали из альянса советские кооператоры, а каким числом – сказать невозможно. Потеря кооперации из хозяйственного состава государства Российского очевидна своей непродуманностью, как и многие реформы постсоветского строя. Возродить кооперацию в нашем районе возможно, но, скорее всего, теоретически, ведь начинать всё с нуля в отсутствие национальной идеи – архи трудно, как говаривал автор статьи «О кооперации» В. И. Ленин. Хотя вернуть имущество Слюдянского райпо, – дело вполне реальное с правовой позиции, но кто за него возьмётся? Да и опытные специалисты-кооператоры нашего Прибайкалья – либо ушли из жизни, либо кто есть – давно на пенсии. Из ныне здравствующих кооператоров мне чаще других приходится видеться с Галиной Петровной Абрамовой – бывшим экономистом Байкальского зверопромхоза. В деревне Быстрой снабжает меня молоком (каждую неделю – ведро) передовая когда-то уходчица зверофермы Галина Васильевна Черных. Надежную дружбу вожу я с Татьяной Викторовной Авдюковой – педагогом школы № 2, а потому нередко встречаюсь с её мамой Нелли Леонтьевной Моториной, бессменным кооператором Слюдянского райпо в течение многих десятилетий. А история, что ж… Дмитрий Захарович Гаврилов, глядя в пространство, задумчиво произнёс сорок лет назад: «Э, парень, как хорошо вы сейчас живёте! А ведь ещё в 1913 году в честь 300‑летия Дома Романовых мы украшали перрон станции Култук масляными плошками, изображающими световую иллюминацию. Разве сравнишь?» Посмотрел бы старый кооператор, действительный член Русского Географического общества Д.З. Гаврилов на сегодняшнюю действительность. А впрочем, что увидят нынешние 30‑летние через сорок годков? Всё-таки прав великий из великих поэтов – Владимир Владимирович Маяковский!

Виктор ЕРМОЛАЕВ.

_

Комментарии закрыты.