Наш генерал

Забвение – самое лучшее, на что может рассчитывать человек после смерти. Слова не мои, а кого-то из великих, и поэтому их значимость более ценна.
Вот мы с тобой, уважаемый читатель, да простят меня не менее уважаемые читательницы, предполагаем жить. И, глядь – тотчас умрём, как сказал А. Пушкин.
Отпоют, похоронят, надеюсь, пристойно. Родственники проведут девять дней, сорок, полгода, год. А дальше?
Придет безутешная вдова на могилку слезы лить, зайдется горемычная в безудержном крике.., но ненадолго, минуту спустя и охолонится. Успокоится. Помянет из принесенного шкалика коньячком, коим злоупотреблял усопший. И всплывет в памяти, как наяву, былое. Счастливые денечки и семейные радости. Но потом, как бы невзначай, всплывут проклятые плотские измены твои, дорогой читатель, одна омерзительней другой. И вот в итоге – пошло-поехало: твоя экс супруга губки подожмёт, глазки прищурит, встрепенётся, плюнет смачно и подастся вон. И след простынет её. А детей твоих по миру разбросало. И свечу за упокой поставить уж некому.
Тут и подкралось оно, то самое – твоё забвение. Аминь. Ну, и Слава Богу!
Поверьте, бывает и хуже.

 

Фамилия Шац есть не что иное, как «сокровище», происходящее от немецкого «schatze», и поэтому в некоторых источниках встречается её «правильное» начертание – Шатц.
Судя по анкетным данным, Иван Иванович родился не позднее 29 мая, но и не раньше 22 января 1815 года в пасторской семье. Вероисповедания лютеранского. Окончил кадетскую школу. В Институт Корпуса путей сообщения и публичных зданий в службу вступил кадетом 17 ноября 1831 года на казенное содержание. 18 июля 1834 года произведен в портупей-прапорщики и оставлен при Институте для продолжения наук.
По результатам экзамена в науках по высочайшему повелению 29 мая 1835 года произведен в прапорщики, имея от роду 20 лет.
После присвоения звания подпоручика 25 мая 1836 года с разрешения Старшего генерал-инспектора путей сообщения уволен был в отпуск по домашним обстоятельствам в Санкт-Петербургскую губернию с 31 мая на 28 дней и на срок явился.
По приказу № 91, объявленному по Корпусу главноуправляющего от 4 февраля 1838 года, назначен на действительную службу во Владимирскую губернию в Строительную Комиссию. В оной же Комиссии произведен поручиком 7 декабря 1838 года и штабс-капитаном – 6 декабря 1844 года. В это же время сочетался первым браком, от которого имеет сына Емануила, родившегося 6 октября 1841 года. Вторым браком женат на дочери отставного капитана армии Андриана Астафьева – Екатерине Андриановне, имевшей во Владимирской губернии поместье и в г. Владимире два деревянных дома.
По домашним обстоятельствам был уволен в отпуск в Санкт-Петербургскую, Московскую и Лифляндскую губернии с 10 декабря 1846 года по 3 марта 1847 года.
Назначен приказом управляющего от 29 ноября 1847 года за № 195 членом Иркутской губернской строительной комиссии.
По предписанию генерал-губернатора Восточной Сибири, того самого Николая Николаевича Муравьева, впоследствии – Амурского, от 19 апреля 1848 года составил самое подробное статистическое описание поселений на берегу реки Лены от Качугской пристани до г. Якутска.
29 января 1850 года приказом Управляющего назначен состоять при генерал-губернаторе Восточной Сибири. 26 августа 1856 года за отличную службу произведен в капитаны. С 1856 года занят постройкой каменного здания тюремного замка г. Иркутска. В настоящее время на улице Баррикад создан музей, в котором экскурсовод в звании капитана с теплотой отзывается о руководителе строительства теперешнего места работы, а кому-то – и заточения. 25 февраля 1858 года награжден Знаком отличия беспорочной службы за ХХ лет к имеющемуся за XV лет.
14 мая 1859 года Высочайшим указом назначен «исполняющим обязанности штаб-офицера корпуса инженеров путей сообщения, заведывающим строительными делами в главном управлении Восточной Сибири». Сверх своих прямых обязанностей И. И. Шац с 1860 по 1868 годы был занят устройством Кругобайкальской дороги от села Култук вдоль южного берега Байкала до Посольского монастыря.
Дом полковника Шатца в Култуке был одним из лучших во всей округе.
По ходатайству генерал-губернатора 3 августа 1860 года получил звание подполковника. 30 октября 1867 года Высочайшим приказом по Министерству путей сообщения, на основании утвержденных 2 августа 1867 года временных правил о преобразовании корпуса инженеров путей сообщения в гражданское устройство, «переименован» из инженер-полковника в статские советники. 7 января 1870 года произведен в действительные статские советники. 3 ноября 1879 года Приказом по Министерству путей сообщения – член Совета Главного управления Восточной Сибири, Управляющий строительным отделением, инженер, действительный статский советник Шац уволен, согласно прошению, по болезни от службы с мундиром. От роду 64 лет.
И. И. Шац был награжден: светлою бронзовою медалью на Владимирской ленте. В память Крымской войны 1853–1856 гг. – орденами Св. Станислава 1‑й и 2‑й ст., орденом Св. Владимира 3‑й и 4‑й ст., орденом Св. Анны 2 степени («за неутомимое усердие, оказанное при исполнении своих обязанностей и по устройству Кругобайкальской дороги»).
В походах не был.
Действительный статский советник И. И. Шатц в 1879-1880 гг. финансировал строительство церкви Св. Иоанна Предтечи в селении Утуликском по Кругобайкальскому тракту. Её единственный престол освятили 27 января 1880 года.
В этой церкви генерал Иван Иванович Шац венчался с крестьянской вдовой Улитой Филипповной Налётовой, с которой был связан отношениями с 1865 года и с которой провёл остаток жизни. Из дома, в котором они жили, в 30‑х годах двадцатого века сложили два, стоящие и поныне.
Год смерти неизвестен, но после 1885 года. Похоронен во дворе облагодетельствованной им церкви.
Надгробная плита на могиле имела внушительные размеры. По словам старожила Б. Глубоковского, её толщина была около полуметра, шириной полтора и длиною два метра. Это и мешало осуществить самую заветную мечту утуликского пионера. Каждый хотел откопать генеральскую саблю и быть главным в детских играх «в Чапаева» и «в Котовского».
Могила была разграблена уже повзрослевшими пионерами. Акт вандализма свершился в 2001 году, когда появились первые машины-воровайки с подъёмным краном на борту. Где теперь сабля и награды генерала Шаца, неведомо. А надгробная плита ушла на фундамент чьего-то дома, как водится в лучших варварских традициях.
И кто теперь скажет, что забвение не самое лучшее в судьбе человека?
Но это неправильно! Нельзя разбрасываться своей историей. Без неё мы превратимся в тех же осквернителей. И во что бы то ни стало произошедшее 15 лет назад надо исправить!

Сергей БУТАКОВ 

Рисунок  А. Карчагина

P. S.  Пока я собирал материал к статье, пока решался на публикацию в уважаемой газете, я кое-что успел сделать. Во‑первых, Владыко Вадим благословил строительство часовни на месте поруганной святыни. Во‑вторых, я договорился с руководителем поискового отряда, имеющего большой опыт в перезахоронениях и на Невском пятачке, и на Халхин-Голе. В‑третьих, настоятель лютеранской кирхи отец Альберт дал согласие провести необходимые при том службы.
А в остальном – мир не без доб­рых людей!

Комментарии закрыты.