Расскажи о семейной реликвии

Стихотворение это как нельзя лучше соответствуют нашей заглавной теме, которую мы взялись освещать в нынешнем году в городском историко-художественном музее. Основанный двадцать лет назад Виктором Тимофеевичем Москальчуком, байкальский музей собрал многочисленные реликвии из домашних архивов байкальчан. Поэтому наше желание – рассказать о редких, малоизвестных артефактах, все еще находящихся в семьях горожан или в музее – хороший повод отметить совместными усилиями два десятилетия, которые мы празднуем в 2017 году.
Наша докладчица – Нэлли Сергеевна Тихонова – в особом представлении не нуждается. Ее очень хорошо знают и бывшие работники комбината, где она много лет проработала начальником лаборатории очистных сооружений, и не имеющие к производству отношения байкальчане – по ее литературному творчеству.

 

Но на этот раз Нэлли Сергеевна раскрылась и как страстный любитель старины, и как домашний архивариус, сохранивший для своих потомков множество семейных ценностей. Наша встреча-лекция о том, как жилось в приграничной Кяхте в XIX-XX веках, началась с демонстрации обширного альбома фотографий середины 19-го века. Нэлли Сергеевна принесла даже ковер, служивший ее предкам 150 лет назад. Показала она и милые вещицы: нож для разрезания бумаги, жестяную коробочку для хранения шпилек, брелок в виде головы лошади – и мы смогли прикоснуться к этим реликвиям из очень далекого настоящего.
Троицкосавск и торговая слобода Кяхта сосуществовали вместе с 1727 года, как был подписан Буринский трактат, положивший начало торговле с Китаем. В 1934 году два поселения объединились в единый город с общим названием Кяхта. С момента подписания Буринского и Кяхтинского договоров на протяжении более ста лет эти два близлежащих поселения становятся двигателями экономики России. К началу 19-го века Кяхта является единственным поселком миллионеров на всем белом свете! Роскошь, в которой жили кяхтинцы, поражает: лучшие товары из Европы здесь были обычным делом. Для строительства церквей, роскошных домов выписывали архитекторов из Италии. Что же послужило столь бурному росту благосостояния сибиряков? Любимые всеми нами черный байховый, зеленый, плиточный чаи, выращенные на плантациях соседнего Китая. В Кяхте был учрежден таможенный пункт, просуществовавший до 1792 года. Здесь чай взвешивался, проверялось его качество, груз маркировался и отправлялся по Великому Сибирскому чайному путь в глубь России на нижегородские, московские ярмарки. Кстати, один из дедов Нэлли Сергеевны – Валериан Бережнов – служил извозчиком и возил купцов из Кяхты до Верхнеудинска (Улан-Удэ). Однако чай умудрялись провозить и в обход Хамар-Дабанской дороги, контрабандным путем, и поэтому решено было таможню перенести в Иркутск.
Однако окончательно подорвать чайный бизнес в Кяхте умудрились только в начале 20-го века. Но, конечно же, не специально, а в результате исторических предпосылок: развития морских торговых путей, например. Первый удар торговая слобода получила в результате ввода в эксплуатацию Суэцкого канала, а второй и самый сокрушительный – при начале регулярного движения поездов по Транссибу. Торговые пути обошли приграничные города окончательно, и в начале 20-го века в Кяхте уже приходилось устраивать благотворительные аукционы в пользу бедных. На одном из таких вечеров в облике феи-ромашки была замечена милая пятнадцатилетняя барышня Екатерина Чижова (прабабушка Нэлли Тихоновой). Благотворитель пошил красавицам костюмы цветов. Чистая, юная, нежная ромашка Екатерина представляла лот – «монгольскую курму с серебряными пуговицами». А ее богатый дядюшка Пиор Петрович Чижов приобрел эту курму и всю жизнь носил с великим достоинством. Сегодня курма и фото прекрасной барышни хранятся в городском историко-художественном музее, ну а мы с удовольствием послушали удивительный рассказ о далеком прошлом нашего края.

Альбина ЕРГИНА

 

 

Ну, почему так поздно?

Ну, почему? Ну, почему так поздно
Приходит это озаренье к нам?
Увы, когда уж просто невозможно
Поговорить ни с кем о прошлом нам.

О наших предках – бабушках и дедах,
Их прежней жизни много лет назад.
Об их раздумьях, радостях и бедах,
О снимках, что без подписей лежат.

До боли глядя в тех столетий лица,
Ищу в родных знакомые черты:
Овал лица, чуть искоса глазницы,
Взгляд, полный чистоты и простоты.

Безумно жаль, но было это время,
Когда боялись предков вспоминать.
Лежало в душах тяжким грузом бремя
Той Памяти, что довелось скрывать.

Но, слава Богу, сохранились снимки
Фотографов из тех, былых, веков:
На них картузы, сюртуки, ботинки
И платья с буфами из сундуков…

И вот, из редких надписей на фото,
Далеких дат и прежней жизни мест,
Как будто прошлого услышав шепот,
Я постигаю сквозь столетья здесь

Незримых нитей родственные корни
Дедов, дядьев, прабабок, их детей,
Отчетливо, как матрицу ладони,
Из родословной линии моей.

И кажется порой мне, что живу я
На грани стыков прожитых веков,
И, давних предков образ представляя,
Себя сопоставляю с ними вновь.

Нэлли Тихонова, 30.03.2015 г.

 

 

 

 

Метки:, ,

Комментарии закрыты.