О бедных индейцах замолвите слово

Каждая поездка на остров Ольхон уникальна и не забывается никогда. Потому что там всё всегда по-другому. Как? Я точно не знаю, как описать, но явно запоминается всё лучшее… Потому что Ольхон дарит энергию, ощущение полёта, открывает новые грани тебя самого. В любви к Ольхону признавались многие. Но никто не смог обозначить то чувство всерьёз. Ощущение благодарности, утешения не проходит от посещения сего острова очень долго. Как будто так надо – много страдать, долго скитаться, чтобы потом вдруг найти приютик. Итак, выйдя за Иркутск, на автозаправке ловлю КамАЗик до Ользонов – аккурат у кафешки. Там ем и иду дальше на трассу. Берёт молодой бурят, которому дарю шаманов Байкала – он довозит меня до Баяндая, что является развилкой с северной дороги на БАМ и на Ольхон. Тут пришлось пройти километров пять, прежде чем удалось застопить авто на Байкальчик. Чудо случается, когда устаёшь ждать и отчаиваешься верить – вот тогда награда находится и становится так легко и приятно, что кажется: ты заслужил всё и теперь не будет напрягов. Но самое удивительное – встретить настоящего друга в пути: некоторые идут тоже в путь. Таким другом оказался Рома Стрельченко, но почему-то на своём крутом суперджипе. Уж не знаю, чем он стал заниматься, но дела его пошли в гору. Выяснилось, что он набирает, отправляет группы туристов в Монголию: двухнедельные туры с пятитысячным пробегом. Более того, уже на Ольхоне я наткнулся на настоящего индейца – Дика из Дакоты (на фото слева), который со своим оператором искал легенды и предания. Ну и с моими шаманами ему и повезло, поскольку не проходит и дня, как следующим вечером я знакомлю его с Геной Тугуловым.
Эту встречу опишу отдельно. Значит, звонит мне Дик и говорит: «Знакомь с шаманом Геной». Мы встретились в кафешке с обзором на Шаманскую гору. Было ветрено, начинался ураганный дождь, который почему-то прошёл стороной – в десяти метрах, на нас падали только редкие капли дождя, и никаких омовений. В общем, Геннадий заставил себя подождать, пока же мы пили чай и радовались встрече тут. Дик худощавый, орлинолик, черноволос, настоящий, подвижный, как ртуть, индеец племени Кроу. Прямо с картинки про настоящих индейцев сошедший персонаж, кажется – галлюцинация. Он оказался с очень доброй душой, в прошлом – адвокатом, потом немного скитальцем, и вот теперь он стал легендодобывателем с большим замахом на самое интересное в мире. Жалко, что, когда настоящие индейцы сходятся вместе, у них нет времени даже выкурить трубку мира, не то что поговорить о самом главном, животрепещущем. Говорить можно долго. Сидеть безмятежно на песчаном берегу, и говорить, и пить чай, и купаться, и мечтать под сосной на морском берегу – ничего того уже нет, что было бы важнее этой встречи и пляжа.
Кажется, ради этой встречи в пути всё и затевалось до того. Нет, чтобы лучше узнать друг друга – мы просто треплемся, суетимся или беспомощно сидим и улыбаемся друг другу… Выяснилось только, что в американских паспортах есть до сих пор графа о резервации… То есть человек может чего угодно достигнуть, сделать кучу пластических операций и летать вокруг света день и ночь, но, когда он возвращается на родину своих предков в Северную Дакоту, любой полицай может его спросить, почему он покинул резервацию! И этот нонсенс, и необходимый юридический прецедент заставляют задать вопрос: почему никто не говорит о геноциде коренного населения Америки, как Южной, так и Северной – целых двух континентов уничтоженных сотен тысяч свободных и уникальных племен?.. Никаких расследований этого, мемориалов убиенных, и архивов, и вещей семей убитых… Просто так вычеркнутое море культур, исторический пласт длиной в десятки тысячелетий.

Михаил ЮРОВСКИЙ

 

 

 

Комментарии закрыты.