Легенды Южного Прибайкалья

В переводе с латинского «легенда» означает «то, что должно быть прочитанным». Оказалось, что не только должно – это еще и очень интересно. И интересно разным людям! На этой неделе в Слюдянке прошла городская Открытая краеведческая конференция «О край родной, край сердцу милый». Среди работ, которые представили на суд жюри молодые исследователи, были связанные с легендами и происхождением названий. А совсем недавно подборку похожих произведений прислал наш читатель. И мы предлагаем их вашему вниманию.
Немного об авторе. Иннокентий Львович ТЕМНИКОВ более 30 лет преподавал технологию в школе №49, был Учителем года. Сейчас работает спасателем в МЧС. Два года назад написал свои первые рассказы, несколько повестей, часть опубликована в научно-популярном художественно-публицистическом альманахе «Народное обозрение». Сегодня мы предлагаем вашему вниманию его опоэтизированные сказания. Прочитайте их, оглянитесь вокруг – посмотрите на окружающее по-новому. Возможно, и вы услышите истории, которые вам хочет рассказать родная земля. Запишите их и поделитесь с земляками через нашу газету.

 

Расплодились

Человек убегал от грозы. Летний дождь тяжёлой плетью хлестал по земле. Дорога стала мокрой и скользкой. При сильных раскатах грома человек невольно втягивал голову в плечи и оглядывался назад, на вылезшую из-за перевала чёрную, грозовую тучу.
По дороге полз червь. Розовое тельце смешно растягивалось и сжималось. В дождь черви всегда выползают из земли. В этом году их было особенно много.
Человек заметил червя.
– Расплодились тут, – неприязненно подумал. Он мог ступить мимо червяка, но не стал этого делать.
Громыхая громами, в плаще из туч, огненными стопами молний шёл по земле бог-громовержец. Бог видел человека. Огненная стопа бога простёрлась над согнутой в ужасе фигуркой.
– За что, Господи? – успел возопить человек.
– Расплодились тут, – неприязненно подумал бог, опуская огненную стопу.

* * *
Легенда о Хамар-Дабане

Легче всего мы губим то, чему обязаны жизнью:
матерей, любимых женщин, природу.
Неизвестный мудрец

Дорога начинается с первого шага, предание – с первого слова. Дороги и легенды без следа не исчезают. О путник, выслушай предание народа, чьё имя помнят лишь камни.
От союза Матери-Земли и Отца-Неба родился сын – высокий, как Отец-Небо, и прекрасный, как Мать-Земля. Хамар-Дабан имя ему. Могучие кедры стали на плечах-горах его, снежные вершины увенчали главу его, прозрачные воды – кровь его. Людям, зверям, птицам и рыбам дал он любовь, здоровье и кров. И воцарился мир в земле его по закону его.
Но возгордились люди. Забыли закон Хмар-Дабана. Острым железом стали сечь могучие кедры, грязью осквернили чистую его плоть.
Окаменело сердце Хамар-Дабана. Гневом и слезами наполнились глаза-озёра. Камнепадом сорвалось проклятье с уст его: «Отринувшим закон мой ныне жить с мёртвой душой. Лишаю вас чистых вод моих и даров моих. Жить вам по закону кармы в нечистотах своих, болеть болезнями, которые вы сами призвали на главы свои!»
Зашумели деревья: «Мы слышим тебя, Хамар-Дабан!»
Прокричали звери, пропели птицы: «Мы слышим тебя, Хамар-Дабан!»
Только сердца людей остались немы.
Путник, услышь мольбу Хамар-Дабана, не живи с мёртвой душой, не оскверняй чистую плоть его гор, не оставляй грязь на светлом лике его, разбуди сердце своё, и минует тебя проклятие Хамар-Дабана.
Дорога начинается с первого шага, большие поступки с малых дел.

* * *
Почему в Слюдянке-речке нет воды

На склоне горы жили-были водные капельки. Старые люди назвали эту гору носом земли, потому что её вершина торчит среди других гор, как нос посредине лица. Характер у капель непоседливый и бойкий. Как дети малые, секунды на месте не просидят – струйками лёгкого тумана подымутся к небу, оттуда упадут на землю лёгкими снежинками или струями дождя, а то обратятся лёгким облаком и улетят в дальние страны. Скоро им и это наскучило. Однажды собрались капельки вместе и решили отправиться к большому дому всех капелек – могучему Байкалу. Так появилась речка.
Звери и птицы поселились на берегах реки, в воде – рыбы. Развеселились капельки, весело играли с быстрым хариусом, шустрой молодью омуля, пугали в глубине толстых налимов, шевелили, толкали в бок домики-трубочки ручейников, ползающих по дну реки. Не было воды чище и вкуснее на свете, чем эти капельки, текущие с гор.
Потом к реке пришли люди. Обрадовались капельки – будет с кем словом переброситься. Умывала живая вода лица прекрасных юношей и девушек, делала их ещё красивей, поила чаем хлопотливых старушек и степенных седобородых стариков, играла с детьми. Хорошо было людям! Долго жили, были крепкими и здоровыми. Привыкли люди к своей реке. Чего жалеть воду. Вон её полный Байкал! Стали мусор выкидывать на берега реки. Где живут, там и бросают. А то соберут всю дрянь со своих дворов и магазинов и тоже в воду бросят. Машины моют, с проходящих поездов швыряют. Навсегда ушли из реки весёлые рыбы. Некому стало играть в прозрачных струях. Помутнела река от горя, разобиделась и ушла под землю. Не желает нести грязь людскую в священный Байкал. Лишь после сильных дождей проверят капельки воды русло, найдут грязь и вновь прячутся под землёй. Оставшиеся без чистой воды люди стали злей и угрюмей, болеть стали, на судьбу жаловаться, а грязь в реку как валили, так и валят. Потому нет воды в русле Слюдянки, до города течёт река, по городу не желает!
Иннокентий ТЕМНИКОВ

Комментарии закрыты.