Митрополит Савватий: «В Бурятии нет зажравшихся и роскошно живущих священников»

0 0

Митрополит Савватий: «В Бурятии нет зажравшихся и роскошно живущих священников»

2020 год выдался непростым – во всех сферах жизни произошли подчас кардинальные и в целом негативные процессы, связанные с распространением новой коронавирусной инфекции. О том, как повлияла ситуация с коронавирусом на простых прихожан и на церковь в целом, готово ли общество к вызовам времени и правда ли, что Бурятскую митрополию ожидает смена руководителя, в интервью «Байкал-Daily» рассказал митрополит Улан-Удэнский и Бурятский Савватий (Антонов)



«Нарушители» поневоле



– Владыка, давно известно: в трудные дни человек сильнее тянется к вере. Так ли это?



– Я общаюсь со многими прихожанами и верующими – и онлайн, и при личных встречах. На мой взгляд, самое непростое для них – это введённые ограничения, когда нельзя посещать храмы. Конечно, вера способна объединять людей и консолидировать общество. Но этот вирус и грянувшая пандемия стали для нас совершенно новым опытом, испытанием, потому люди сейчас чувствуют себя потерянными. С одной стороны, они готовы идти в храмы и молиться ещё усерднее, но вместе с тем и мы, и представители других конфессий призывают оставаться дома. Для них это вызов – и довольно серьёзный.

– Недавние крупные церковные праздники пришлись на период развития пандемии. Скажите, сколько было «нарушителей», если так можно выразиться?



– Действительно, слово «нарушители» надо понимать не буквально, а образно, в кавычках, потому что нарушителями я их назвать не могу. Здесь я столкнулся с двоякой ситуацией – с одной стороны, я лично призывал людей не посещать храмы и оставаться дома. Но от тех, кто пришли, закрываться и тем более выгонять их мы тоже не имеем права, потому что функция Церкви – собирать верующих под своим кровом, а не разъединять их. Поэтому в храмах в дни крупных праздников – на службах в день Вербного воскресенья, Светлой Пасхи Христовой, и в простые воскресные дни – были люди, которые приходили под свою ответственность. Были даже такие, а это несколько десятков человек, кто во время Пасхального крестного хода стояли на набережной в кустах и присоединились к нам по ходу движения Крестного хода. Возможно, они опасались преследований со стороны правоохранительных органов, но сотрудники полиции, отмечу, были очень корректны по отношению к верующим.

Сейчас мы уже служим в штатном режиме – со времени введения послаблений со стороны властей республики. Тем не менее, не стоит игнорировать рекомендации Роспотребнадзора – по-прежнему важна обязательная социальная дистанция между людьми, обеззараживание всех напольных поверхностей, киотов и икон, дверных ручек, регулярное проветривание помещений. Иногда в храмах так силён запах антисептиков, что порой перебивает привычный всем аромат ладана.

– На фоне этих трудностей различного характера, оказавшись с ними один на один, человек начинает терять веру в Бога. Не боитесь ли Вы этого?



– Я искренне надеюсь, что вера в Господа нашего у людей не потеряется, а останется и будет крепнуть. Но если у кого-то происходит подобное отторжение, значит, изначально человек неправильно выстроил свои взаимоотношения с Богом. Поэтому и происходят личные кризисы. Я не скажу, что это массовое явление, но – достаточно частое. У каждого своя личная ситуация, может быть, трагедия. Кто-то с ней справляется, крепнет духом и верой, а кто-то наоборот начинает обвинять в своих горестях Бога.

Помощь – от сердца



– Сегодня, безусловно, пришло время сплотиться перед лицом Бога, помогать друг другу. Пандемия как толчок, несомненно, сыграла в этом свою роль. Вы сами видите, сколько людей, даже не связанных с верой, совершают милосердные, светлые, богоугодные поступки по зову души, стремясь оказать посильную помощь, устраивается работать волонтёром в госпитали, где сейчас наиболее сложная обстановка. Таких бескорыстных людей немало и среди наших земляков не только в республике, но и в крупных городах страны.

– Владыка, а как Бурятская митрополия помогает своим прихожанам, приходам?



– Количество добровольцев в рядах нашей социальной службы, готовых прийти на помощь, увеличилось на порядок. Особенно в первые дни, когда были введены наиболее строгие ограничения и практически все вынуждены были оставаться дома. Наши волонтёры по первому зову на своих личных автомобилях закупали и развозили продукты питания, лекарства особо нуждающимся, в первую очередь, нашим пожилым прихожанам и многодетным семьям. Многие прихожане, например, среди пожилых, опасаясь за своё здоровье, не могут выйти из дома и обращались к нам за поддержкой.

Мы стараемся реагировать на каждое обращение. А светлых людей, наших помощников, оказалось очень много, в частности, среди сотрудников наших фондов, как, например, «Радость материнства». Они постоянно помогают многодетным мамам, которые нуждаются, причём, с соблюдением всех мер профилактики. Главное, объём помощи в эти месяцы возрос в разы.

С другой стороны, приходы республики сегодня тоже сильно нуждаются в помощи, потому что их возможности зависят от количества прихожан и поступающих пожертвований – на них приходы и живут.

Однако в минувшие месяцы из-за кризиса у Епархии не получилось вовремя оплатить коммунальные услуги. И небезызвестная ТГК-14 собирается даже скандалить с Епархией, хотя это во многом случилось по вине компании – они не доначислили, а мы спохватились лишь в конце марта. Уже с апреля компания требует немедленно погасить возникшую задолженность. А у нас покамест не имеется такой возможности – если приходы не могут помогать, то и Епархия тоже.

– Владыка, расскажите, какова обстановка и настроения среди священнослужителей?



– Очень хорошая. Священники – это такие же люди, как и все остальные, просто они больше уповают на Бога. Священнослужители часто шутят: мы пережили 90-е, переживем и эти времена. А наши предки не сломились в период страшных гонений на христианскую церковь.

Настроения в целом бодрые, и нельзя сказать, что священство находится в упадке. Но, к сожалению, среди наших братьев есть один служитель, который игнорирует все требования о санитарных нормах, считая ситуацию с пандемией выдумкой. Мы с ним проводим беседы, пытаемся донести всю серьёзность проблемы.

«В Бурятской митрополии нет толстосумов»



– Среди людей крепнут негативные настроения по отношению к священнослужителям – их дорогим вещам, автомобилям, высказываниям, вызвавшим широкий резонанс, спорным поступкам, порой идущим вразрез с нравственными ценностями. Как Вы к этому относитесь?



– Если взять, скажем, всех священников вместе, среди них найдутся и толстые, и худые, побогаче и победнее. Это – срез общества, и среди священников также есть те, которые поумнее, и те, кто умом не блещет. Есть и такие, кто любит эпатировать – как, например, политики или медиа-личности.

Что касается нашей Митрополии, у нас вы не встретите ни одного зажравшегося либо роскошно живущего священника.

При этом невозможно как-то нивелировать негатив в сторону священников и Церкви – зачастую информационный повод подаётся не священником, а какой-либо медийной личностью. Высказывания же священнослужителя по конкретной теме подчас вырываются из контекста, теряя первоначальный смысл. И подобные вещи «взрываются» в обществе: большинство подхватывает негатив и «псевдосенсации», даже не вдумываясь в смысл высказывания, действуя по законам толпы.

Тем не менее, священникам стоит быть более воздержанными в своих высказываниях, терпеливыми и не поддаваться на негатив. Провокации бывают разные, и если у священника мало выдержки, он может не сдержаться, но позже сожалеть об этом. Ведь священники – люди публичные, и они должны уметь быть сдержанными.

Храмам – быть



– Расскажите, какова ситуация вокруг масштабных проектов Бурятской митрополии – в частности, со строительством кафедрального собора в парке им. Орешкова?



– Кафедральный собор строится, конечно, не так быстро, как хотелось бы, а по мере поступления финансовых средств. Сложность в том, что финансирование полностью идёт за счёт пожертвований. Конечно, правительство Бурятии старается помочь посредством грантов, но эта помощь крайне ограничена – к примеру, в этом году на строительство собора не было выделено средств.

Мы сами вынуждены изыскивать источники финансирования. Слава Богу, нам оказывают помощь некоторые представители крупной госкорпорации, бизнесмены, депутаты города Улан-Удэ и республики, частные меценаты, в том числе и рядовые прихожане.

Благодаря этому, даже во время карантина нам удалось поднять на колокольню первый большой колокол, начали строить купола. У нас были определённые надежды на продолжение строительства, но, к сожалению, последние события перевернули всё с ног на голову.

Собор должен стать истинным украшением нашего города. Со своей стороны, я обещаю полное благоустройство, ведь территории храмов должны быть всегда красивы, чтобы рядом с ними люди отдыхали душой. Будут разбиты аллеи, обустроены тропинки, зоны отдыха для мамочек с детьми, людей с ограниченными возможностями здоровья, произведено обширное озеленение.

– В продолжение темы. Как скоро будет обустроена территория Горсада около Свято-Троицкого храма?



– Хотелось бы с самого начала внести ясность для всех горожан и жителей республики – территория Горсада по всем нормам закона частная, принадлежит Свято-Троицкому приходу. Но приходу, к сожалению, не по силам осваивать эту территорию своими силами, поэтому нами уже заключено несколько соглашений о содержании с частными арендаторами, которым будет по силам благоукрасить парковую зону вокруг храма. Ведутся ещё переговоры, дабы как можно скорее привести Горсад в надлежащий вид.

Но самое главное для нас – сберечь территорию в первозданном виде, потому что ранее на месте нынешнего Горсада находилось городское кладбище, и никто не вправе тревожить покой усопших предков. Понятно, что в случае начала масштабной застройки и изменения структуры территории – на что в том числе претендуют наши оппоненты, говорящие о запустении Горсада и его скорейшем обустройстве – говорить о покое могил не приходится.

Бурятия – навсегда



– Владыка, внесите ясность – прихожан взбудоражили появившиеся слухи о том, что Вас якобы прочат на освободившееся место главы Чувашской митрополии в связи с недавней кончиной митрополита Чебоксарского и Чувашского Варнавы. Так ли это? Чего ждать прихожанам?



– На мой взгляд, это нетактично: не успели схоронить преставившегося Митрополита Варнаву, как уже обсуждают кандидатуру его преемника, причём в анонимных, не внушающих доверия, телеграм-чатах. Тем более, этот важный вопрос никто не вправе решать, кроме Священного Синода, поэтому говорю: перестаньте спекулировать на этом.

Меня возмутила статья об этом в одной из республиканских газет – в ней автор ссылается на анонимный телеграм-канал! Это верх непрофессионализма и глупость – как можно подавать такие важные новости, основываясь на непроверенных данных.

Что касается меня, отмечу: я приехал сюда, в любимую мной Бурятию, не на один день, а с расчётом, чтобы послужить людям во благо Господа как можно дольше. Бурятия меня приняла, и это мой дом. Но мы, священнослужители, архиереи – как солдаты: люди подневольные, и поедем туда, куда нас отправят повелением Священного Синода. Если священноначалие примет-таки решение о моём переводе, я его смиренно приму, а сейчас я спешу успокоить моих дорогих прихожан – никаких предложений мне не поступало, и я никуда из Бурятии не стремлюсь.

– Владыка, Вы живёте и служите в Бурятии более 10 лет, республика, можно сказать, стала для Вас второй родиной. Скажите, что Вы больше всего любите в республике?



– Каждый раз, отвечая на подобный вопрос, я теряюсь: что говорить в ответ? Мне, несмотря на некоторые недостатки региона, нравится так много, что я порой не могу перечислить. Это и горы, и степи, и тайга, и величественный Байкал, но главное люди – искренние, добрые, готовые всегда поддержать и теплым словом, и конкретным делом. В каждом из приходов – а они, как правило, расположены в сёлах – живут совершенно разные по характеру люди. Но я не встретил среди них ни одного плохого человека. И среди жителей республики, уверен, хороших людей больше.

– И в заключение. Владыка, чего нам всем стоит ожидать дальше? Как Вы думаете, воспрянет ли духом общество?



– Обязательно воспрянет, я уверен, если позволят обстоятельства. Уверен: мы сообща переживём трудности и станем еще сильнее и сплочённее – человечество ведь пережило более масштабные и страшные пандемии оспы, чумы, гриппа «испанки»… Другое дело, что из-за инфекции скончались многие близкие, дорогие люди, и это, безусловно, невосполнимая утрата для их семей.

Каждый год мы желаем в новом году нового счастья, но житейский опыт подсказывает: счастье новым не бывает, оно у каждого из нас одно и свое, родное. С другой стороны, с каждым годом жизнь становится сложнее, перед каждым из нас и обществом в целом появляются новые вызовы. Разве, вступая в 2020 год, кто-то, кроме Китая, задумывался о том, что нас всех захлестнёт волна пандемии коронавируса? Сейчас понятно, что это не мировой заговор, а просто так сложились один за другим обстоятельства.

С другой стороны, не надо забывать, что человек сам творец обстоятельств, подчас трагических и вредных для природы. Войны, наводнения, засухи, пожары – всё это дело рук человеческих, как человек живёт, как он грешит. Получается, если человечество позволит себе, то общество воспрянет. Для этого пришло время задуматься о своей нравственности – уровень её, к сожалению, неуклонно снижается. Вследствие этого разрушается всё кругом – в Бурятии, например, стало привычным незаконно вырубать леса на миллионы рублей, повсюду разводить стихийные свалки, которые год от года только увеличиваются. Всё это, в свою очередь, вызывает экологическую катастрофу, потому что в мире всё взаимосвязано.

Дорогие мои прихожане, братья и сестры! Держитесь, Господь никого не оставит. Желаю вам здоровья, и сейчас, как никогда, важно любить друг друга. За долгие месяцы жизни в тесных квартирах как раз выживают те, которые могут любить по-настоящему.

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

три − 2 =